Блог им. impressionismsu → Художники-импрессионисты

Гюстав Кайботт родился в 1848 году в Париже в богатой буржуазной семье; он был старшим из трех братьев. Он окончил Лицей Людовика Великого, занимался в студии Бонна (Bonnat) — признанного академического авторитета, учился у него же в Школе изящных искусств.

В 1875 году «Салон» отверг одну из самых известных работ Кайботта — «Паркетчики». В дальнейшем он выставлялся вместе с «отверженными». Начиная со второй выставки, Кайботт участвовал почти во всех, причем не только как художник, но и как организатор. Он оплачивал помещение, покупал рамы, участвовал в развеске картин, помогал деньгами.

Главное же — Кайботт систематически покупал картины своих друзей и коллег по цеху. При этом он проявил чрезвычайную пунктуальность в обеспечении будущей судьбы их творений. Именно Кайботту мы обязаны уникальным собранием работ импрессионистов, которое ныне хранится в Музее д'Орсе.

Сам он работал много и продуктивно. Много картин он написал в Йере (Yerre), где у его родителей было большое имение. Там Кайботт писал парк, виды Сены, купанье, лодки и лодочников (он серьезно увлекался парусным спортом).

Годы 1876—1878 были для Гюстава Кайботта омрачены смертью матери и младшего брата Рене (отец умер в 1874-м). В 1879 году Гюстав и Марциал Кайботт покинули Йерр и поселились в Париже на бульваре Осман. Кайботт не раз писал балкон этой квартиры и крыши Парижа, открывавшиеся с его высоты.

В 1880 году братья купили дом в Пти-Жанвилье вблизи Парижа. Гюстав был вице-президентом Парижского яхт-клуба; кроме того, он разделял увлечение Марциала фотографией. С 1888 года Гюстав Кайботт окончательно обосновался в Пти-Жанвилье. поддерживая связь с Моне, жившим в Живерни, и Сера, также жившим поблизости.

Гюстав Кайботтт умер в 1894 году. Ему было всего сорок шесть лет.

Выражаясь сегодняшним языком, можно сказать, что творчество Кайботта было не слишком известно до 60-х годов прошлого века. Его работы хранились у его наследников, поскольку, не нуждаясь в средствах, Кайботт их не продавал. Соответственно, споры вокруг таких его необычных для своего времени полотен, как «Мост Европа» и «Париж. Дождливый день», оставались достоянием современников.

Зато конфликт по поводу картин, завещанных Кайботтом государству, длился долго.
В завещании Кайботт оговорил необходимость не дробить его коллекцию и обеспечить ее доступность для широкой публики именно как целого. Коллекция была велика, и споры о том, можно ли экспонировать лишь часть коллекции, тянулись долго. Ренуар, душеприказчик Кайботта, до конца отстаивал волю покойного друга.

В полной мере завещание Кайботта было исполнено лишь в экспозиции музея Д'Орсе в ее теперешнем виде, то есть через много лет после смерти художника.

В 60-е годы прошлого века Кайботт был «заново открыт» американским искусствоведом Кирком Варндо (Varnedoe), главным куратором живописи и скульптуры в MOMA.

Варндо обратил внимание на влияние искусства фотографии на композицию, характерную для многих картин Кайботта; монография Варндо о Кайботте (1987) существенно повлияла на место, отводимое этому художнику в пантеоне французской живописи. Варндо, в частности, отметил «чистоту вкуса» Кайботта, который никогда не приобретал для своей коллекции импрессионистов ни Сера, ни Гогена. По мнению Варндо, если бы Кайботт оставил нам только пейзажи и натюрморты, но не создал бы «Париж. Дождливый день» и «Мост Европы», то он считался бы прекрасным импрессионистом «второго ряда» — но не более того.

Недавно в процессе очередной реставрации картины «Париж. Дождливый день», находящей в постоянной экспозиции художественного музея Чикаго и чрезвычайно популярной у посетителей, открылись, как считают специалисты, новые смыслы в понимании стиля Кайботта.

Прежде всего это касается тонких оттенков, обнаруженных в типично импрессионистском колорите неба после дождя. Сняв старый пожелтевший лак, реставратор г-жа Ф. Врубель «увидела небо после только что прекратившегося дождя в мгновение, когда вот-вот выглянет солнце» [1].

Если внимательно рассмотреть большое собрание работ Кайботта на посвященном ему сайте, то видно, что Гюстав Кайботт вообще не «умещается» в канон: ни в импрессионистский, ни в постимпрессионистский. Его кисть следовала за задачами, которые художник решал в данном конкретном случае.

Очевидно, например, что в «Завтраке» художник хотел передать фактуру хрустальной посуды в полутемной комнате — признаемся, что это вообще мало кому удавалось. Импрессионисты в такой технике не писали. А вот портрет Марциала Кайботта на балконе его парижской квартиры: здесь фигура написана скорее реалистически, а вид из окна вполне в традициях, допустим, Писарро, настойчиво пытавшегося уловить особый колорит парижских улиц и парижского неба.

Замечательны и натюрморты Кайботта — очень живые работы. В общем, не ленитесь!..

Культура и Искусство → Мартирос Сарьян

  • Shogher
  • 9 ноября 2009, 17:57
Ну, раз уж мы заговорили о живописи и искусстве, я подумала, будет как раз к месту картины, наверное, самого знаменитого художника Армении Мартироса Сарьяна.

Армения
...

Культура и Искусство → Армянский Арт Наших Дней.


У нас, армян, всегда было особое отношение к живописи. Чтоб это понять, достаточно задаться вопросом «Кому эти памятники в центре Еревана?» и «Чьё имя носит эта улица?». ...